Expert UNION   
lighting design        
18.11.2018 г.
 

Архитектурное освещение | Печать |
Оглавление
Архитектурное освещение
Страница 2
Страница 3
Страница 4

И все-таки, не слишком ли яркая сейчас Москва?

- Вопрос непростой. Я уже говорил, что ощущение освещенности фасадов зависит от уровня адаптации глаза. Одно дело, если мы идем по улице, где каждые 40 метров стоят опоры с одним светильником, и совсем другое - когда таких светильника на мачте три. Сейчас, проезжая по Ленинскому, Ленинградскому или Кутузовскому проспекту, подсветку зданий с трассы различить почти недьзя. Так что с этой позиции - Москва не пересвечена. Другой пример. В середине 90-х мы сделали практически полностью световой ансамбль Комсомольской площади - три вокзала, метро «Комсомольская», гостиница «Ленинградская» и универмаг «Московский». А спустя какое-то время там поставили три или четыре 20-метровые опоры уличного освещения с мощными натриевыми лампами, и все архитектурное освещение сразу потерялось - остались только яркие пятна на фасадах, полностью разрушилась цельность, которой мы пытались добиться. Меняется один элемент ансамбля - необходимо менять все, что по соседству. Такова жизнь - вечное движение! И второй фактор. Когда установка новая, она выглядит очень яркой. Так было с гостиницей «Пекин» - здание просто пылало. А сейчас, по прошествии нескольких лет, кажется, что оно недосвече-но. Это связано с оборудованием: происходит загрязнение стекол и у разрядных ламп снижается световой поток. В методике расчетов эти проблемы учитываются коэффициентом запаса: в первое время яркость фасада на 50-70% выше нормативной, а затем постепенно она снижается.

- Можете ли вы провести параллели между русским менталитетом и тем, как освещена наша столица?

- Мы сейчас находимся на первой стадии освоения нового для нас материала художественной выразительности.Я сказал,что в эстетике не может быть норм, но какие-то закономерности в любом виде искусства существуют. Они связаны прежде всего с гармонизацией параметров путем пропорци-онирования и подчинения второстепенного главному. В данном случае речь идет о рас- . пределении и пропорционировании света - [ по яркости, по цветности, по размеру и фор- jA ме пятна, по динамике излучения. Наверное, рП

постепенно искомые закономерности в ис---

кусстве освещения у нас выработаются, и в них получит отражение наш менталитет. Не стоит забывать, что для этого необходимы в том числе и лабораторные исследования, которых сейчас никто не ведет. Поэтому весь наш багаж для осмысления сегодня - эмпирический.

- Существует две точки зрения на освещение: сторонники первой считают, что ночной образ здания не должен зависеть от его вида днем, - их оппоненты уверены, что освещение призвано подчеркивать архитектурные особенности здания. Какого мнения придерживаетесь вы?

- Это два принципиально разных метода. Традиционалисты утверждают, что здание должно выглядеть, как днем. По большому счету, сделать это технически нереально -такую задачу можно ставить только по неграмотности. Но ассоциативно, конечно, можно воссоздать облик, напоминающий вид здания в солнечный день. И для памятников архитектуры это вполне приемлемый и правильный путь: образ каждого из них сформировался давно и уже существует в общественном сознании, и пока мы еще не настолько дерзки, чтобы его ломать. Хотя в мире такие примеры встречаются. Я сам был свидетелем того, как базилика Сен-Дени под Парижем (XIV в., готика) сияла как калейдоскоп. Парижане называют это решение «хамелеон». Работа выполнена одним из самых талантливых светодизайнеров Янном Керса-ле, который выиграл конкурс на идею освещения.

Для объектов, не являющихся историческими памятниками, задачи сохранения дневного облика мы не ставим. В темное время суток окружающая среда совершенно меняется - нет естественного освещения неба, которое создает всю светомоделировку днем. Ночью и глаз работает в совершенно другом режиме: иначе воспринимает пространство, объем, цвет, детали, движение. Зачем же нам пытаться ночь превращать в день? Современная архитектура должна создаваться в расчете на два образа - дневной и ночной. И в каких-то случаях эти образы могут не иметь ничего общего. Например, павильоны международных выставок «ЭКСПО» вечером выглядят гораздо интереснее, чем днем.

- Как найти общий язык светотехнику и архитектору - может, это должен быть один человек?

- Как я уже говорил, во Франции уже существует профессия «светодизайнер» - дословно: «световой концептуалист» (consept lumiere). Думаю, что не далек день, когда такая специальность с соответствующим дипломом будет и у нас. В МЭИ уже несколько лет преподается курс эстетики освещения для светотехников. Архитекторам мы читаем базовый курс светотехники, называемый «светологией». Но он недостаточен, а главное, не получает поддержки, практического развития в архитектурных курсовых проектах. У нас с заведующим кафедрой дизайна архитектурной среды А.В.Ефимовым есть планы по созданию в МАРХИ дисциплины «светодизайн». В итоге в России должны появиться настоящие специалисты, как бы они ни назывались - «архитекторы света» или «светодизайнеры». К сожалению, это сделать далеко не просто.

Что необходимо для создания специальности «светодизайн » ?

- Теоретически утверждение новой специальности - стандартная процедура. Какой-то вуз должен взять на себя эту ношу -создать учебный план и предоставить все необходимые бумаги в Министерство образования. Конечно, прежде всего встает вопрос о кадрах: кто будет обучать будущих светодизайнеров. Я считаю, что в Москве эту задачу решить можно. Два известных учебных заведения - МАРХИ и Строгановка - дают неплохую подготовку в области архитектуры и дизайна. Два года назад МАРХИ получил право присваивать квалификацию по специальности «Дизайн городской среды». А у МЭИ есть замечательные традиции в светотехнике. Мы могли бы договориться - все друг друга знают, обе стороны заинтересованы в этом. Дело за малым - кому-то взять инициативу на себя. Еще один немаловажный момент. Для новой специальности нужна база не только в виде учебников - жизненно необходимы исследовательские лаборатории. Без них не будет толку - учиться светодизай-ну можно только практически и творчески работая с «живым» светом и лишь в меньшей степени с его изображением на дисплее компьютера. Светомоделирование на трехмерных объектах и в трехмерном пространстве, в особенности натурное светомоделирование с помощью реальных световых приборов, - наиболее эффективная форма обучения ремеслу и искусству освещения, т.е. профессии светодизайна. Если все это у нас появится и в России будут свои светодизайнеры - наши города станут красивее.

Иван Федянин

 



 
Популярное